Послевоенный международный порядок

После 2-ой мировой войны сложился интернациональный по­рядок, отличавшийся 2-мя существенными особенностями.

Во-1-х, это уже упоминавшееся довольно точное разде­ление мира на две социально-политические системы, которые находились в состоянии перманентной «холодной войны» вместе, обоюдных угроз и гонки вооружений. Раскол мира отыскал свое отражение в неизменном усилении военной мощи 2-ух сверх Послевоенный международный порядок­держав — США и СССР, он институализировался в противосто­ящих друг дружке 2-ух военно-политических (НАТО и ОВД) и по­литико-экономических (БЭС и СЭВ) союзах и прошел не только лишь по «центру», но по «периферии» интернациональной системы.

Во-2-х, это образование Организации Объединенных На­ций и ее Послевоенный международный порядок специализированных учреждений и все более настойчи­вые пробы регулирования интернациональных отношений и со­вершенствования интернационального права. Образование ООН от­вечало беспристрастной потребности сотворения управляемого между­народного порядка и стало началом формирования международ­ного общества как субъекта управления им. Совместно с тем, вслед­ствие ограниченности собственных возможностей, ООН не могла Послевоенный международный порядок выпол­нить возлагаемой на нее роли инструмента по поддержанию мира и безопасности, интернациональной стабильности и сотрудничества меж народами. В итоге сложившийся интернациональный по-


радок проявлялся в собственных главных измерениях как противоре­чивый и неуравновешенный, вызывая все более обоснованную озабо­ченность мирового публичного представления.

Делая упор на анализ С. Хоффманна Послевоенный международный порядок, разглядим главные из­мерения послевоенного интернационального порядка.

Так, горизонтальное измерение послевоенного международ­ного порядка охарактеризовывают последующие особенности.

1. Децентрализация (но не уменьшение) насилия. Стабиль­ность на центральном и глобальном уровнях, поддерживаемая обоюдным устрашением сверхдержав, не исключала нестабиль­ности на региональных и субрегиональных уровнях (региональ­ные конфликты, локальные войны меж «третьими странами», войны Послевоенный международный порядок с открытым ролью одной из сверхдержав при более либо наименее опосредованной поддержке другой из их противополож­ной стороны и т.п.).

2. Фрагментация глобальной интернациональной системы и реги­ональных подсистем, на уровне которых выход из конфликтов зависит всякий раз еще больше от равновесия сил в регионе и Послевоенный международный порядок чисто внутренних причин, касающихся участников конфлик­тов, чем от стратегического ядерного равновесия.

3. Невозможность прямых военных столкновений меж сверх­державами. Но их место заняли «кризисы», предпосылкой кото­рых становятся или деяния какой-то из них в регионе, рассмат­риваемой как зона ее актуальных интересов (Карибский кризис 1962 г.), или региональные войны меж «третьими странами Послевоенный международный порядок» в регионах, рассматриваемых как стратегически принципиальные обеими сверхдержавами (Ближневосточный кризис 1973 г.).

4. Возможность переговоров меж сверхдержавами и возглав­ляемыми ими военными блоками с целью преодоления создав­шегося положения, показавшаяся в итоге стабильности на стратегическом уровне, общей заинтригованности международ­ного общества в ликвидации опасности разрушительного ядерного конфликта и разорительной гонки Послевоенный международный порядок вооружений. В то же время эти переговоры в критериях имеющегося интернационального по­рядка могли привести только к ограниченным результатам.

5. Рвение каждой из сверхдержав к однобоким пре­имуществам на периферии глобального равновесия при одновре­менном обоюдном согласии на сохранение раздела мира на «сфе­ры влияния» каждой из их.

Что касается вертикального Послевоенный международный порядок измерения интернационального по­рядка, то, невзирая на большой разрыв, существовавший меж мощью сверхдержав и всего остального мира, их давление на «третьи страны» имело пределы, и глобальная иерархия не стано­вилась большей, чем до этого. Во-1-х, всегда сохранялась су­ществовавшая в хоть какой биполярной системе возможность контр-


давления Послевоенный международный порядок на сверхдержаву со стороны ее более слабенького в военном отношении «клиента». Во-2-х, произошел крах колониаль­ных империй и появились новые страны, суверенитет и права которых защищаются ООН и региональными организациями типа ЛАГ, ОАЕ, АСЕАН и др. В-3-х, в международном сообщест­ве формируются и получают резвое Послевоенный международный порядок распространение новые мо­ральные ценности либерально-демократического содержания, в базе которых — осуждение насилия, в особенности по отношению к слаборазвитым государствам, чувство постимперской вины (зна­менитый «вьетнамский синдром» в США) и т.п. В-4-х, «чрезмерное» давление одной из сверхдержав на «третьи стра­ны», вмешательство в их дела делали опасность усиления Послевоенный международный порядок проти­водействия со стороны другой сверхдержавы и негативных по­следствий в итоге противоборства меж обоими блоками. В конце концов, в-5-х, обозначенная выше фрагментация международ­ной системы оставляла возможность претензий определенных стран (их режимов) на роль региональных квазисверхдержав с относительно широкой свободой маневра (к примеру, режим Индонезии в период правления Сукарно Послевоенный международный порядок, режимы Сирии и Изра­иля на Ближнем Востоке, ЮАР — в южной Африке и т.п.).

Для многофункционального измерения послевоенного международ­ного порядка типично сначала выдвижение на фронтальный план деятельности стран и правительств на интернациональной арене экономических мероприятий. Основой этого явились глу­бокие экономические и социальные конфигурации в Послевоенный международный порядок мире и повсе­местное рвение людей к росту вещественного благосостоя­ния, к достойным XX века условиям людского существова­ния. Научно-техническая революция сделала отличительной чер­той описываемого периода деятельность на мировой арене в ка­честве равноправных интернациональных акторов неправительствен­ных межнациональных организаций и объединений. В конце концов, в силу Послевоенный международный порядок ряда беспристрастных обстоятельств (не последнее место посреди их занимают рвения людей к увеличению собственного уровня жизни и выдвижение на фронтальный план в интернациональных стратегичес-ко-дипломатических усилиях стран экономических целей, до­стижение которых не может быть обеспечено автаркией), замет­но растет взаимозависимость разных частей мира.

Но на уровне Послевоенный международный порядок идейного измерения международ­ного порядка периода прохладной войны эта взаимозависимость не получает адекватного отражения. Противопоставление «социалис­тических ценностей и идеалов» «капиталистическим», с одной стороны, устоев и стиля жизни «свободного мира» «империи зла», — с другой, достигнули к середине 80-х годов состояния психологи­ческой войны меж 2-мя общественно-политическими систе­мами Послевоенный международный порядок, меж СССР и США.


И хотя методом использования силы на региональных и субре­гиональных уровнях, ограничения способностей «средних» и «малых* стран сверхдержавам удавалось сохранять глобаль­ную безопасность и тем держать под контролем сложившийся после 2-ой мировой войны интернациональный порядок, конфигурации, про­исходящие в сфере интернациональных отношений, делали все более естественным тот Послевоенный международный порядок факт, что уже к 80-м годам он перевоплотился в тор­моз публичного развития, опасное препятствие на его пути.

Томным бременем для населения земли стала вызванная проти­воборством 2-ух систем гонка вооружений. Так, посреди 80-х годов на вооружение ушло около 6% мирового валового продук­та. Военные программки повлекли за собой большой Послевоенный международный порядок расход топ* лива, энергии, редчайшего сырья. Реализация этих программ приос­тановила или замедлила внедрение для невоенных нужд огромного количества научных открытий и новейших технологий (7). По дан­ным Стокгольмского интернационального института мира (SIPRI) посреди 80-х годов больше половины ученых и технической ин­теллигенции планетки работали над созданием средств и способов разрушения Послевоенный международный порядок, а не созидания вещественных ценностей. Военные расходы оценивались в 1000 миллиардов. баксов в год либо выше 2 млн. за минуту (8). В то же время около 80 млн. человек в мире жили в абсолютной бедности, а из 500 млн. голодающих 50 млн. (половина которых — детки) раз в год погибали от истощения (см.:

там Послевоенный международный порядок же, р. 79—80).

Если для мировой экономики чрезвычайное бремя военных рас­ходов стало предпосылкой стагнации и экономического дисбаланса,, то еще больше томными были его последствия для «третьего мира». Так, каждое вызванное гонкой вооружений увеличение США собственного ссудного процента на единицу добавляло 2 миллиардов. баксов к долгу развивающихся государств. Одним из Послевоенный международный порядок самых небезопасных послед­ствий и качеств препядствия стал рост военных расходов государств «третьего мира», испытывающих острый недочет средств для мед обслуживания и продовольственного обеспечения населения. Достигнув каждогодней суммы в 140 миллиардов. баксов к 1980 г., эти расходы утроились в реальных ценах меж 1962-* 1971 и 1972— 1981 годами. В почти всех развивающихся странах на военные цели выделялось до Послевоенный международный порядок 45% государственного бюджета (см.:

там же). Растущее бремя военных расходов стало непосиль­ным и для СССР, сыграв чуть ли не решающую роль в крушении его экономики.

В целом же, в истории населения земли создалась принципиаль­но новенькая ситуация, когда скопленного им до этого опыта нахож­дения хороших Послевоенный международный порядок путей публичного развития уже недоста­точно, когда появилась острая необходимость в нетривиальных подходах, порывающих с обычными, но более не отвечающи-



ми реальности стереотипами. Беспримерные вызовы, с которыми столкнулось население земли, востребовали соответствую­щих их масштабам конфигураций в области интернациональных отно­шений. Главную значимость для судеб цивилизации полу­чило обширное понимание уже отмечавшегося Послевоенный международный порядок ранее некими учеными того факта, что современный мир представляет собой неразделимую целостность, единую взаимозависимую систему. Но­вое значение заполучил вопрос о войне и мире — пришло пони­мание всеми, причастными к принятию политических решений того, что в ядерной войне не может быть фаворитов и побеж­денных и что войну Послевоенный международный порядок уже нельзя рассматривать как продолжение политики, ибо возможность внедрения ядерного орудия делает полностью возможной смерть людской цивилизации.

В этих критериях все более напористо пробивает для себя дорогу мысль нового интернационального порядка. Но меж ней и ее практическим воплощением лежат политические и социологи­ческие действительности наших дней, которые Послевоенный международный порядок могут быть охарактери­зованы как переходный период, отличающийся глубочайшей проти­воречивостью. Разглядим их подробнее.


poslovici-i-pogovorki-o-lyubvi.html
poslovici-i-pogovorki-o-zashite-rodini-8-glava.html
poslovici-krilatie-virazheniya.html