ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава

его повстречает. Вся ваша темная злость, вы...

- Добросовестное слово, я совершенно не желал, чтоб вы его прочитали, просто

дурацкая случайность, я совсем не желал вас расстраивать. И Арнольд, наверное,

уже издавна передумал и...

- Нет, вы желали, чтоб я его прочла. Это подлая месть. Я всю жизнь

буду вас непереносить. Ничего вы не сообразили ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава... вы вообщем ничего не осознаете...

Пошевелить мозгами только, у вас было это письмо, и вы его перечитывали,

злорадствовали и представляли...

- Не перечитывал и не злорадствовал.

- Нет, злорадствовали. Для чего еще было держать его у себя? Только как

орудие против меня, только чтоб показать его и уколоть меня за то, что я

вас ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава бросила...

- Правда, Рейчел, я о вас никогда даже не вспомнил!

- А-а-а-а-а...

В темнеющей комнате пронизывающий вопль вспыхнул яснее, чем бледноватый круг

ее лица, - всплеск гневного мучения в ее очах, в ее губках. Она кинулась

на меня либо просто побежала к дверям. Я шарахнулся в сторону, ударился

локтем о ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава стенку. Она промчалась мимо, как зверек, обратившийся в бегство, я

услышал эхо ее клика. Парадная дверь распахнулась, на влажных каменных плитах

двора сияли отражения фонарей.

Я медлительно вышел из гостиной, запер дверь и стал зажигать свет. Призрак

Фрэнсиса все еще посиживал на лестнице. Он улыбался отчужденной, неприемлимой

ухмылкой, как будто заблудший маленький дух ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава из другой эры, другой повести, как

потерявший владельца Пак {Персонаж из комедии Шекспира "Сон в лепною ночь".},

он улыбался задумчивой, заискивающей, непроизвольной, ласковой ухмылкой.

- Вы подслушивали.

- Брэд, - простите...

- Не принципиально. Что это, черт побери? - Я пнул ногой картонную коробку.

- Я на данный момент открою, Брэд.

Я смотрел, как Фрэнсис ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава надрывает картонку и стаскивает крышку.

Она была полна книжек: "Драгоценный лабиринт", "Перчатки силы", "Товий и

падший ангел", "Знамя со странноватым лозунгом", "Очерки ищущего", "Череп в

огне", "Столкновение знаков", "Провалы в небе", "Стеклянный клинок",

"Мистицизм и литература", "Дева и колдун", "Пронзенная чаша", "Снутри снежного

кристалла".

Книжки Арнольда. Масса книжек.

Я посмотрел на гигантскую ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава цельную гору аккуратненько отпечатанных слов.

Поднял одну книжку и раскрыл наобум. Меня овладела ярость. Рыча от отвращения, я

попробовал разодрать ее напополам, но корешок не поддался, и я стал пучками

вырывать странички. Последующая книжка была в картонной обложке, и мне удалось

порвать ее на две, позже на четыре части. Я ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава схватил третью книжку, Фрэнсис

глядел на меня, лицо его сияло радостью и осознанием. Потом он принялся

мне помогать, он тихонько произносил "хи", когда разрывал книжку, "хи", когда

подбирал странички, которые каскадом падали на пол, "хи", когда превращал их

в клочья. Мы стояли, обширно расставив ноги, как будто работали в реке, трудились

не покладая рук ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, пока не дошли до дна коробки, а вокруг нас росла и росла

гора рваной бумаги. Пригодилось всего 10 минут, чтоб убить полное

собрание сочинений Арнольда Баффина.

- Ну, как вы, Брэд?

- Ничего.

Я, кажется, растерял сознание. С того денька, как я возвратился в Лондон, я

фактически ничего не ел. Я посиживал на данный момент на ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава ворсистом черном ковре в

гостиной, делая упор спиной о кресло, придвинутое к стенке. Пощелкивал

зажженный газ. Горела лампа. Фрэнсис приготовил сандвичи, я съел несколько

штук. Испил незначительно виски. Я ощущал себя очень удивительно? но слабость и

головокружение прошли, перед очами не мерцали искры. Меня больше не

давило, не прижимало черным пологом к земле. Я и так ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава был на земле, длиннющий,

свинцово-тяжелый. В мерцающем свете я ясно лицезрел Фрэнсиса, так ясно, что

даже нахмурился: он вдруг оказался очень близко, очень тут. Я посмотрел

вниз и увидел, что он держит меня за руку. Я снова нахмурился и отвел руку.

Фрэнсис, который, как я напоминаю, к тому времени ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава уже значительно испил,

стоял около меня на коленям с настороженным и выжидательным видом, как будто

творец перед своим творением. Губки его были умоляюще вытянуты вперед,

толстая красноватая нижняя губа выпячивалась так, что была видна ее багряная

влажная изнанка. Мелкие, близко посаженные глазки блестели от

внутреннего ликования. Рука, которую я оттолкнул, принялась так же ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, как

другая, ритмически поглаживать толстые ляжки, обтянутые лоснящимися старенькыми

голубыми штанами. Временами он сочувственно посмеивался.

В первый раз после возвращения в Лондон я ощущал, что нахожусь в

реальном месте, рядом с реальным; человеком. Сразу я чувствовал то же,

что чувствуют люди, которые после долгого недомогания в конце концов заболевают

серьезно, - разбитость, да ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава и облегчение: ужаснее уже не будет. Я успел увидеть,

Что Фрэнсис доволен моим срывом. Но я на него не обиделся.

- Выпейте еще, Брэд, поможет. И не беспокойтесь, я вам ее найду.

- Отлично, - сказался. - Я побуду тут. Она сюда придет. В всякую минутку

может придти. Не запру парадную дверь ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, как вчера ночкой. Прилетит, как будто

птичка в родное гнездо. А дверь-то открыта.

- Завтра я ее поищу. Пойду в институт. Пойду к издателю Арнольда.

Где-нибудь да нападу на след. Завтра утром и отправлюсь. Не тужите, Брэд.

Возвратится, вот увидите. Потерпите неделю.

- Знаю, что возвратится, - произнес я. - Удивительно, когда ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава вот так знаешь. Ее

любовь ко мне - абсолютная правда. Она вечна и неизменна, вне времени и

места. Истинность ее любви не подлежит сомнению, это логос, мировой

закон, и, если она меня разлюбит, воцарится хаос. Осознаете, обожать - означает

узнать. Философы всегда гласили нам об этом. Я знаю ее интуитивно, как будто

она тут, у меня ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава снутри.

- Понимаю, Брэд. Когда по-настоящему любишь, кажется, что, не считая любви,

ничего на свете нет.

- Все - порука любви. Как ранее задумывались, что все - порука бытия Божия.

Вы так обожали, Фрэнсис?

- Да, Брэд. Был один парень. Он покончил с собой. Много годов назад.

- О Боже, Присцилла. Я всегда о ней забываю.

- Все ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава я повинет, Брэд. Вы меня простите когда-нибудь?

- Нет, я. Но я не могу отвертеться от чувства, что это было безизбежно,

что она была обречена, как будто ее точил рак. Хотя какое право я имею за нее

решать? Мне кажется, она во мне, но это не так. Она постарела ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, отчаялась и

погибла. Перевоплотился в тлен и останки. Наверняка, то же происходит с Богом. Он

задумывается, что держит все, каждую мелочь в собственных идей, но в один прекрасный момент он

поглядит пристально и увидит, что все умерло, распалось, погибло, осталась

только шелуха мыслей. Вот для чего нужна любовь. Если хочешь удержать ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава человека,

продлить его деньки, нужно одно - осознавать его. Либо я не прав? Ваш парень

покончил с собой. Как его звали?

- Стив. Не нужно, Брэд.

- Присцилла погибла поэтому, что ее никто не обожал. Она пала духом и

погибла, как отравленная крыса. Бог не любит людей. Ну и, сами посудите, как

ему их обожать? Но что мне ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава за дело? Я обожал свою мама.

- И я, Брэд.

- Она была очень глуповатая дама, но я ее обожал. В отношении Присциллы я

испытывал быстрее чувство долга, но ведь этого по сути не достаточно, да?

- Пожалуй, да.

- Я люблю Джулиан, означает, я должен обожать всех. Придет денек, я всех

полюблю. О ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава Боже, если б мне выпало хоть мало счастья. Когда она

возвратится, я буду обожать всех, я буду обожать Присциллу.

- Присцилла погибла, Брэд.

- Любовь должна торжествовать над временем, но может быть ли это? Он

произнес: "Не куколка ничтожная в руках у времени"... {Шекспир. Сонет 116-й.

Перевод С. Маршака.} а кто, как не он ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, знал, что такое любовь, если кого

распяли за нее, так это его. Естественно, нужно мучиться. Наверное, страдание -

все, все - в страдании. Последние, неразделимые атомы - просто боль. Сколько

вам лет, Фрэнсис?

- 40 восемь, Брэд.

- Вы на 10 лет счастливее и мудрее меня.

- Не было у меня счастья, Брэд. Я уж и ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава надежду растерял. Но я все равно

люблю людей. Не так, как Стива, естественно, но люблю. Я вас люблю, Брэд.

- Она возвратится. Ведь не напрасно же преобразился весь мир. Не может он стать

прежним. Старенькый мир пропал. Ах, до чего же неприметно пролетела, ушла жизнь;

тяжело поверить, что мне уже 50 восемь.

- У ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава вас было много дам, Брэд?

- По-настоящему я никого не обожал до Джулиан.

- Но ведь у вас были дамы, я желаю сказать после Крис.

- Энни, Кэтрин, Луиза. Удивительно, имена остаются, как скелеты, с которых

уже спала плоть. Они - знаки прошлых событий. Иллюзия, мемуары. Но они

ушли, как будто погибли. А может, и правда погибли ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава. Как Присцилла, как Стив.

- Не произносите его имени, Брэд. Для чего я только вам произнес!

- Может быть, единственная действительность - страдание. Но нет, не может быть.

Любовь обещает счастье. Искусство обещает счастье. Даже не обещает, ведь для

нас все - в реальном. Наверное, и я на данный момент счастлив. Я ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава все это запишу,

только не сейчас.

- Завидую я вам, Брэд, что вы писатель. Сможете высказать, что

чувствуете. Меня распирают чувства, а я даже орать не могу.

- О, кричать-то я могу, могу на всю галактику взреветь от боли. Но

понимаете, Фрэнсис, я никогда ничего по-настоящему не разъяснял. А сейчас,

по ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава-моему, наконецто могу все разъяснить. Как будто само вещество, из которого я

сотворен, до этого жесткое, тугое, как орех, вдруг проросло, стало свободным и

светлым. Все возросло. Я все сейчас вижу, везде проникаю. Я могу стать

величавым писателем, я знаю.

- Естественно, сможете, Брэд. Я всегда веровал в вас. Вы всегда были похожи на

величавого человека ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава.

- Я никогда ранее не отдавался до конца, Фрэнсис, никогда не рисковал

собой окончательно. Всю жизнь я был застенчивый, напуганный человек. Сейчас мне

уже не страшен никакой ужас. Сейчас я там, где обитает величие. Я отрекся

от себя самого. И совместно с тем все это суждено мне. У меня нет свободы

выбора. Я ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава люблю, я поклоняюсь, и я буду вознагражден.

- Естественно, Брэд. Она придет.

- Да. Она придет.

- Брэд, мне кажется, вам лучше лечь.

- Да-да, в кровать, в кровать. Завтра решим, что делать.

- Вы останетесь дома, а я буду находить.

- Да. Счастье существует. Не может все оно состоять из боли. Но ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава из чего

же состоит счастье? Хорошо, хорошо, Фрэнсис. Я ложусь. По-вашему, какое

предельное выражение человечьих страданий?

- Концентрационный лагерь.

- Да. Я над этим подумаю. Размеренной ночи. Может, днем она возвратится.

- Может, завтра в это время вы уже будете счастливы.

- Пожалуй, я могу быть счастлив и сейчас, и будь, что будет ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава. Но если б

она завтра днем возвратилась. Что вы произнесли? Концентрационный лагерь? Я над

этим подумаю. Размеренной ночи. Спасибо. Размеренной ночи. С утра в моей жизни

произошел перелом. Но таковой, какого я не мог вообразить даже в самых

сумасшедших фантазиях.

- Брэд, Брэд, пробудитесь, вам письмо.

Я сел в кровати. Фрэнсис протягивал мне конверт ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, надписанный незнакомым

почерком. Марка была французская. Я знал - это письмо от нее.

- Идите, идите и закройте дверь,

Он вышел. Я вскрыл конверт, дрожа и чуть ли не плача от надежды и ужаса,

вот что я прочитал:

"Дорогой Брэдли, я во Франции с отцом. Мы едем в Италию. Я очень, очень

повинна перед ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава тобой, так как ушла и не оставила записки, только я не

могла отыскать карандаш. Я так повинна. Я была в страшном состоянии. Папа не

ворачивался за мной (он гласит, ты так думаешь). Просто я ощутила,

что мне нужно побыть одной, и не могла больше говорить. Вдруг мне стало

плохо и тяжко, и мне необходимо ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава было уехать. Прости меня. Все вдруг так

запуталось, рассыпалось на части. Я сама повинна, не нужно было ездить с

тобой, было надо поначалу помыслить. И все вышло так стремительно, как будто моя

жизнь лопнула, сломалась, и я должна была уехать, пожалуйста, усвой меня. Я

не желала тебя кидать, мои чувства не переменились ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, совершенно нет, а просто

мне было надо вздохнуть. Я была очень глуповатая, я очень жалею обо всем, что

наделала за ближайшее время. Когда ты произнес, что любишь меня, как будто мечта

осуществилась. Если б я была чуток постарше, я бы знала, как поступить, чтобы

обоим было отлично. Я чувствую, что попортила ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава что-то красивое, но я не

знала, как поступить, тогда и все казалось мне правильным. О, мне так плохо!

(Я не могу писать, тяжело собраться с идеями, в комнату всегда заходят.

А в спальне нет комфортного стола.) Мы длительно говорили обо всем с отцом, и

сейчас, мне кажется, я немножко лучше понимаю сама ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава себя. Надеюсь, что ты на

меня не сердишься и не ненавидишь меня, и прости за то, что я итак вот ушла.

Я так тебя ценю и всегда буду ценить. У меня все спуталось в голове, и я

как будто все позабыла, как после авто катастрофы. Как будто мне приснился

дурной ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава сон, и он дурной по моей вине - так как глуповатая, и все запутала, и

не разобралась внутри себя. Папа гласит, в этом никто по-настоящему не

разбирается, все молвят то, чего и не задумываются. Но я ни о чем же не жалею и

надеюсь, ты тоже. Ты был умопомрачительный со мной, ты вообщем умопомрачительный ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава. Ты

так умопомрачительно гласил о любви. Папа гласит, я еще молода, мне не осознать,

что такое любовь; может, он прав. Сейчас я вижу, что я для тебя не пара, верней

- не я для тебя нужна. Другая бы для тебя подошла больше. Я желаю сказать, я не та,

не та единственная, которая для ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава тебя нужна. Ах, ничего не могу разъяснить. Я

такая глуповатая, и юная, и совершенно без нрава. Я просто незапятнанная страничка.

Ты заслуживаешь наилучшего. Может, для тебя уже легче. На данный момент думаю о для тебя, только

о для тебя, просто страшно не знать, что ты ощущаешь! Но все-же, пожалуйста ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава,

пожалуйста, обожай меня, мне нужна любовь, мне никогда еще не была так нужна

любовь. Я так страшно, страшно злосчастна. Но это было безумие, я чувствую, что

пробудилась. Прости, я, кажется, уже писала об этом, я не могу

сосредоточиться. Папа знает, что я для тебя пишу, он даст мне марку. Надеюсь, ты

скоро ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава получишь письмо, Я бы написала ранее, но я ничего не понимала. Я так

злосчастна, что была таковой дурочкой, и я так надеюсь, что ты не обиделся и не

возненавидел меня. Естественно, ты верно сделал, что признался мне в любви,

хоть это и было так внезапно. Нередко можно избавиться от эмоций, если ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава о их

расскажешь. Я, наверное, заняла чужое место. В ту ночь, когда я ушла, я обо

всем передумала и решила, что для тебя, наверное, была нужна не я. Ах, как мне

было больно, Брэдли. Во мне ничего нет. Когда ты произнес о собственной любви, ты

меня ошеломил - должно быть, поэтому я не так отозвалась ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава! Естественно, я не

врала. Ах, я не могу ничего толком разъяснить, я не могу мыслить. Я чувствую,

что со мной вышло что-то большущее, такое, что выпадает из обыденного

времени и места.

На данный момент попробую писать нормальнее, как писала для тебя много годов назад,

когда была малая. Папа ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава уже совершенно успокоился и шлет для тебя, меж иным,

лучшие пожелания. (Все в отеле задумываются, что мы хахали!) Он только-только

повел машину в гараж - поломался капот, плохо запирается. Я, кажется, для тебя

никогда не гласила, как я люблю папу. (Может быть, он и есть тот

"единственный" в моей жизни!) Но все-же ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава как жалко, что он приехал за мной

на нашу дачу! Этот звучный стук в дверь! Таковой кошмар, я до сего времени дрожу, как

вспомню, и ни с того ни с этого принимаюсь рыдать. Но дело не в этом, то

есть для нас. Я желаю сказать, он не заставлял меня уйти. Я ушла не ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава из-за

него, не из-за Присциллы, не из-за того, что выяснила, сколько для тебя лет. Что

бы мне ни гласили о для тебя - все не принципиально. Наверное, когда одно потрясение

идет за другим, происходит перелом, и просто нужно принять какое-то решение,

сделать некий шаг. Погибель Присциллы перевернула мне душу ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава. Бедная! Необходимо

было чаще ее навещать, я знаю. Страшно, когда человек стареет и все его

покидают. В особенности если это дама. Я рыдала сейчас днем, все плачу и

плачу из-за нее. Мы едем в Италию к одному папиному другу-поклоннику, папа

возвратится в Великобританию, а меня оставит там погостить; они ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава практически не знают

британского, мне придется всегда гласить по-итальянски! В прошедшем году я

незначительно его учила, ну, знаю несколько слов. Синьора будет со мной

заниматься. Они живут в деревушке, в горах посреди "льдов и снегов", так что

рядом никого, кто бы гласил по-английски. Я думаю, я начну писать роман, я

уже гласила ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава отцу. По-моему, сейчас мне есть что сказать.

Пожалуйста, не думай обо мне плохо, ну пожалуйста, и не печалься и не

сердись. Прости, что я сама себя не знаю, прости мою бесполезную, пустую,

эгоистичную юность. На данный момент мне даже не верится, что ты вправду меня

любишь. За что? Взрослая дама для тебя бы ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава больше подошла. Я знаю, мужчины

обожают "цвет молодости" и всякое такое, но, наверное, им только бы юная была, а

кто конкретно - не принципиально, да мы и правда все на одно лицо. Только ты не думай,

что я вела себя как "доступная дама". У меня были глубочайшие чувства, я

по ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава другому не могла. Я ни о чем же не жалею, если только я не сделала для тебя больно и

ты меня прощаешь. Но хватит уже, я по 100 раз повторяю одно и то же, ты,

наверное, уже сыт по гортань. Я очень повинна, что ушла, не попрощавшись.

(Меж иным, я совершенно просто добралась до ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава Лондона. Ранее я никогда не

"голосовала" на дорогах.) Я ощущала, что нужно уйти, и ни о чем другом я

в ту минутку не задумывалась, а позже, дома, я решила, что лучше уж не поменять

решения, все и так запуталось и не нужно больше причинять никому страданий,

хотя я страшно ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, страшно желаю тебя созидать. Мы еще встретимся, правда, может, не

на данный момент, позже, когда я стану взрослая, и мы будем друзьями. У нас будут

новые и тоже дорогие для меня дела. Я сейчас чувствую, в особенности с тех

пор; как мы все едем и едем на юг, что в жизни настолько ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава не мало неплохого. Надеюсь,

я справлюсь с итальянским! О, прости меня, Брэдли, прости меня. Я надеюсь,

для тебя уже кажется, как будто для тебя приснился странноватый сон. Надеюсь, сон был

неплохой. Мой сон был неплохой. И все-же я так злосчастна, во мне все

перевернулось. Я не помню, когда я столько ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава рыдала. Ветреная дурочка! Я

люблю тебя по-настоящему. Это было озарение. Я ничего не желаю взять вспять.

Но это было не с нами, такового в жизни не бывает.

Никак не могу кончить письмо, хоть ничего толком не растолковала и мне

охото еще что-то сказать, вроде "спасибо за то, что ты взял меня ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава" (ой,

прости, я не желала этого страшного каламбура). Правда, я не могу

сосредоточиться, тут так шумно. И на меня уставился некий француз, он

так нахально пялится. Брэдли, я надеюсь, мы станем позже реальными друзьями, я

буду так дорожить нашей дружбой. У нас бы ничего не вышло, правда. Без

всякой особенной предпосылки, а просто не ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава вышло бы - и все. Но я так рада, что ты

произнес мне о собственной любви. (Я не стану писать обо всем этом в собственном первом

романе, как ты, наверное, думаешь!) И все-же для тебя, наверное, стало легче,

свободнее. Спасибо. И не надо печалиться. И прости меня за то ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, что я юная

и глуповатая и все запутываю. Ах, мне никак не кончить письмо, а необходимо. О, мой

возлюбленный, мой возлюбленный, прощай, я шлю для тебя мою огромную-преогромную любовь.

Джулиан".

- Брэд, можно?

Я одевался.

- Отличные анонсы, Брэд?

- Она в Италии, - произнес я. - Я пищу за ней. В Венецию.

Естественно, письмо было написано ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава для отвода глаз. Это было совсем ясно

из фразы насчет того, что Арнольд "даст ей марку". Она сама написала, что не

может "ничего толком разъяснить". Она туманно изливалась, повторялась, в

надежде, что в последний момент скажет главное, отсюда ее слова о том, что

она "никак не может кончить". Но ее ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава надежда не оправдалась. Пришел Арнольд,

прочел письмо и повелел поставить точку. Позже взял его и выслал. Уж он-то

постарается, чтоб у нее не было средств на марки. Все-же ей удалось

показать мне, что она не вольна в собственных действиях. И ей удалось передать,

где она находится. "Снега и льды", которые она ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава специально выделила

кавычками, очевидно означают "Венеция". По-итальянски "снег" - "неве", а ведь

она только-только сказала, что знает "несколько слов по-итальянски";

совсем ясно, что она употребила тут анаграмму. А на перевернутом

"ввысь тормашками" языке "деревушка в горах" значит "город у моря".

Арнольд сам гласил о Венеции, хотя делал вид, как ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава будто желает сбить меня с

толку. Наименованиями не кидаются бездумно.

- Вы едете в Венецию? - спросил Фрэнсис, пока я натягивал штаны.

- Да, немедля.

- Вы понимаете, где она?

- Нет. Письмо зашифровано. Она гостит у какого-то почитателя

Арнольдовых книжек, не знаю, у кого.

- Что мне делать, Брэдли? Послушайте, можно я с вами? Я вам помогу ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, я

буду ее находить, буду делать все, что нужно. Позвольте мне поехать с вами, я

буду вроде как ваш Санчо Панса.

Я на миг задумался.

- Хорошо, вы сможете оказаться полезным.

- Как отлично! Пойти за билетами? Вы лучше здесь оставайтесь. Вдруг она

позвонит либо еще какую-нибудь известие пришлет.

- Хорошо. - Это было ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава уместно. Я сел на кровать. У меня снова закружилась

голова.

- И... послушайте, Брэдли, может, я кое-что разнюхаю? Пойду к издателю

Арнольда и выужу у него, кто из его почитателей живет в Венеции.

- Как? - спросил я. Перед очами у меня снова заплясали искры, и лицо

Фрэнсиса, как будто распухшее от волнения ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, окружил каскад звезд, как лик

святого на иконе.

- Я скажу, что пишу книжку о том, как в различных странах относятся к

творчеству Арнольда. Спрошу, не могут ли они связать меня с его итальянскими

почитателями. Может, у их есть адреса. Нужно испытать.

- Счастливая идея, - произнес я. - Превосходный мысль.

- И, Брэд, мне необходимы ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава средства, тогда я закажу билеты в Венецию.

- Если сходу не будет прямого рейса, возьмите через Милан.

- Я куплю карты и путеводитель - ведь нам пригодится карта городка.

- Отлично, отлично.

- Тогда напишите чек, Брэд. Вот ваша чековая книга. Сделайте чек на

предъявителя, я зайду с ним в банк. Только побольше, Брэд, на ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава самые наилучшие

билеты. И, Брэд, если вы не против... я совершенно обносился... А ведь там

горячо, правда... если вы не против, я куплю кое-какие летние вещи, у меня

ничегошеньки нет.

- Отлично. Покупайте, что желаете. Купите путеводители и карту. Отменная

идея. И зайдите к издателю.

- А вам что приобрести? Шапку с полями, либо словарь ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, либо еще чего-нибудть?

- Нет, идите быстрее. - Я протянул ему чек на огромную сумму.

- Спасибо, Брэд! Оставайтесь дома и отдыхайте. Я скоро вернусь. Как

любопытно! Вы понимаете, Брэд, я ведь никогда не был в Италии, никогда в жизни.

Когда он пропал, я пошел в гостиную. Я обрел священную цель, предел

стремлений ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, то единственное место в мире, где была она. Следовало уложить

чемодан, но я был не в состоянии. Фрэнсис уложит. У меня кружилась голова от

тоски по Джулиан. Я все еще держал ее письмо в руках.

Напротив, на книжной полке, стояли любовные стихи Данте. Я вынул

книжку. И, коснувшись ее, ощутил, - настолько изумительна алхимия ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава любви, -

что мое смятенное сердечко продолжает ее историю. Моя любовь преобразилась,

она перевоплотился в божественный гнев. Как я мучился из-за этой девченки.

Естественно, и боль эта мне приятна. Но существует гнев, рожденный любовью,

состоящий из той же чистейшей субстанции, что и она. Данте, который настолько

нередко писал о ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава нем и так мучился от него, знал это.

S'io avessi le belle trecce prese,

che faite son per me scudiscio e ferza,

pigliandole anzi terza,

con esse passerai vespero e squille:

e non sarei pietoso ne cortese,

anzi farei com'orso quando scherza;

e se Amor me ne sferza ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава,

io mi vendicherei di piu di mille

Ancor ne li occhi, ond'escon le faville

che m'infiammono il cor ch'io porto anciso, -

guarderei presse e fiso,

per vendicar lo fuggir che mi face:

e poi le renderei con amor pace {*}.

{* О, если бы, косы пышноватые схватив,

Те, что меня измучили ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, бичуя,

Услышать, скорбь врачуя,

И утренней и поздней мессы гул.

Нет, я не милосерден, не учтив, -

Играть я буду, как медведь, ликуя.

Стократно отомщу я

Амору за бессильный муки стон.

Пусть взгляд мой будет длительно погружен

В ее глаза, где искры появляются,

Что сердечко мне сжигают.

Тогда, за равнодушие ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава отмщенный,

Я все прощу, любовью примиренный.

(Перевод И. Н. Голенищева-Кутузова.)}

Я лежал ничком на полу, прижимая письмо Джулиан и rime {Стихи (ит.).} к

сердечку, как вдруг зазвонил телефон. Я с трудом поднялся на ноги, окруженный

вспышками темных созвездий, и подошел к аппарату. Я услышал глас Джулиан.

Нет, это была не ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава она, это была Рейчел. Только когда Рейчел беспокоилась,

ее глас до кошмара напоминал глас Джулиан.

- О! - произнес я. - О! - отведя трубку в сторону. Я, как при вспышке

магния, вдруг увидел Джулиан в темных колготках, белоснежной рубахе и темной

куртке, протягивающую мне овечий череп.. - Что такое, Рейчел? Я не слышу.

- Брэдли ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, вы не сможете на данный момент ко мне приехать?

- Я уезжаю из Лондона.

- Прошу вас, приезжайте ко мне на данный момент же. Это очень, очень срочно. _

- А вы не сможете сами ко мне приехать?

- Нет, Брэдли, вы должны, приезжайте. Прошу вас. Пожалуйста,

приезжайте, это касается Джулиан.

- Рейчел, она ведь в Венеции, правда ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава? Вы понимаете адресок? Я получил

письмо. Она гостит у кого-либо из почитателей Арнольда. Вы понимаете? У вас есть

записная книга Арнольда, там, наверное, указан адресок!

- Брэдли, приезжайте немедля. Это очень... принципиально. Я скажу вам все...

что желаете... только приезжайте...

- Что случилось, Рейчел? Рейчел, что с Джулиан? Вы ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава узнали чего-нибудть

ужасное? О Боже, неуж-то авто трагедия?

- Я все расскажу. Только приезжайте. Быстрее, сразу на такси, дорога

любая минутка.

- Рейчел, Джулиан не больна?

- Да, да, да, только приезжайте...

Когда я платил шоферу, руки у меня дрожали так, что я рассыпал средства

по всей машине; я бегом кинулся по дорожке ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава к двери и принялся изо всех сил

колотить молотком. В ту же секунду Рейчел открыла.

Я с трудом вызнал ее. Точнее сказать, я вызнал в ней бешеную от горя

даму, наизловещим призраком вернувшуюся из начала этой истории. Лицо

распухло от слез, и, как тогда, на нем были синяки, а может, просто грязные

потеки ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава, как у малыша, размазавшего слезы.

- Рейчел, они попали в катастрофу, машина разбилась, они звонили, она

ранена? Что случилось, что случилось?

Рейчел села на стул в фронтальной и стала стонать звучно, страшно,

протяжно, раскачиваясь взад и вперед.

- Рейчел, с Джулиан что-то ужасное... что? О Боже, что, что случилось?

Рейчел встала, продолжая ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава стонать, держась рукою за стенку. Ее волосы

свалялись в колтун, как у бесноватой, отдельные всклокоченные пряди свисали

на лоб и глаза. Влажный рот был открыт, губки дрожали. Глаза, из которых

медлительно текли большие слезы, перевоплотился в щелочки меж распухшими

веками. Тяжело, как зверек, она прошла мимо меня, ко входу в гостиную, одной

рукою делая упор о ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава стенку. Она раскрыла дверь и жестом подозвала меня. Я

подошел.

На полу около окна лежал Арнольд. Из сада тек солнечный свет, заливая

его карие твидовые штаны, голова была в тени. Глаза у меня натужились,

заморгали, как будто стараясь просочиться в другое измерение. Голова Арнольда

лежала на кое-чем непонятном, вроде ПОСЛЕСЛОВИЕ БРЭДЛИ ПИРСОНА 28 глава подноса. Его голова лежала на красноватом

влажном пятне, расплывшемся по ковру. Я подошел поближе и наклонился.

Арнольд лежал на боку, поджав колени, одна рука ладонью ввысь вытянута

ко мне. Глаза были полузакрыты, меж веками блестели белки, зубы сжаты,

губки оттянуты, как будто он рычал. Мерклые разметанные волосы слиплись от


posledstviya-razvoda-dlya-suprugov-i-detej.html
posledstviya-smercha-v-blagoveshenske-likvidirovali-za-nedelyu-informacionnoe-agentstvo-rosbalt-08082011.html
posledstviya-sushestvovaniya-organizacii.html