Последствия насилия над ребенком для общества

Если б мы произнесли пациенту, что, живи он не в таком нездоровом обществе, как наше, с его ограничениями и чрезвычайно жесткими императивами, его склонность к извращениям не представляла бы таковой суровой препядствия, то навряд ли это посодействовало бы ему. Он как и раньше считал бы себя выдающейся, единственной в собственном Последствия насилия над ребенком для общества роде личностью, которую окружающие не понимают и не ценят. Но такие умозрительные построения привели бы к тому, что он приуменьшил бы подлинный трагизм собственной ситуации. Ведь он должен сначала осознать, почему действия его дальнего прошедшего вновь и вновь оживают в памяти, давая о для себя знать в виде синдрома Последствия насилия над ребенком для общества назойливого возвращения в детство. Публичные нормы, непременно, играют роль в его жизни, но они укореняются в психике не как абстракция, а в связи с чувствами первых детских лет. Потому облегчить участь пациента могут не абстрактные познания и не пробы взрослого человека «просветить» его; посодействовать ему в этом могут создающиеся Последствия насилия над ребенком для общества с помощью психоаналитика ситуации, в каких пациент вновь испытает собственный 1-ый ужас – ужас малыша перед презрительным отношением к нему жарко возлюбленных родителей. Полностью естественной реакцией на это отношение являются возмущение и скорбь. Чем изощреннее умственные концепции, тем обширнее пропасть меж ними, с одной стороны, и инстинктами, безотчетным, с другой.

Потому Последствия насилия над ребенком для общества никакие пробы разъяснить пациенту, что спиртная либо наркотическая зависимость есть всего только реакция на жизнь в нездоровом обществе, не освободят его от гибельных влечений. Сам он охотно воспринимает разъяснения, ибо они позволяют скрыть болезненную правду. Но он не только лишь может, да и просто должен ради собственного исцеления Последствия насилия над ребенком для общества позволить для себя открыто выразить гнев и возмущение либо испытать чувство бессилия. Ведь его сегодняшнее невротическое состояние разъясняется так и не осознанными им действиями родителей, когда-то под своим неусыпным контролем навязавших ему собственные представления о правилах приличия. (И эти представления, естественно, соответствовали публичным нормам.) Чтение книжек либо лекции Последствия насилия над ребенком для общества о неврозах не освободят его от безотчетных мемуаров о неестественном на самом деле собственной поведении родителей, выражавшемся в насилии над человеком. Многие нуждающиеся в помощи – неглупые люди. В газетах и книжках они читают о сумасшедшей гонке вооружений, о жестокой эксплуатации природных ресурсов, о насквозь лживых речах дипломатов, о пренебрежении к интересам Последствия насилия над ребенком для общества людей со стороны власти, о бессилии отдельного человека, принужденного адаптироваться и жить по не им выдуманным правилам. Они размышляют обо всем этом, но нашим клиентам не дано возвратиться в идей к первопричине собственных несчастий – несуразному и противоречивому поведению собственных родителей. Они не могут вспомнить, как в Последствия насилия над ребенком для общества детстве отец с мамой относились к ним, так как тогдашние боль и гнев перемещены в сферу безотчетного. Поворот наступает исключительно в случае неожиданного проявления этих эмоций с привязкой их к определенным ситуациям тех лет. Становится тривиальной односторонность имевших место отношений меж родителями и детками, становятся понятными деяния родителей.

Угнетение свободы Последствия насилия над ребенком для общества и прямое либо косвенное принуждение к приспособленчеству начинаются не в кабинете, не на фабрике и не в партийных структурах, а конкретно в колыбели. Мемуары об этом прессинге потом вытесняются в безотчетное, и это лишает человека возможности прислушаться к хоть каким разумным аргументам. Таковой человек и в зрелые годы остается Последствия насилия над ребенком для общества существом, преданным и подчиненным чужой воле.

Для человека, подвергшегося в детстве манипулированию и вроде бы отгородившего стенкой собственный внутренний мир от наружной среды, вытесненное в безотчетное чувство гнева может потом стать питательной почвой для активного «участия в политической жизни». В гневной полемике с политическими противниками человек дает волю чувствам и Последствия насилия над ребенком для общества отчасти «выпускает пар», не переставая, но, считать, что в ранешном детстве он вел себя прямо-таки совершенно. Но привычка к повиновению проявится в таком случае в обязательном руководстве политическим фаворитам либо партийной дисциплине.

Но понимание всего этого, сопровождающееся чувством скорби, обычно приводит не к понижению социальной либо Последствия насилия над ребенком для общества политической активности, а только к избавлению от синдрома назойливого повторения и к осмысленным, целенаправленным действиям без какого-нибудь вреда для себя самого.

Потребность в разработке все новых иллюзий и методов отрицания прошедшего исчезает, уступая место открывшейся способности испытать свои подлинные чувства. Мы подсознательно страшились, что случится нечто ужасное и Последствия насилия над ребенком для общества стремились этого не допустить. Но здесь мы осознаем, что это ужасное больше не повторится, ибо оно уже случилось в самом начале нашего актуального пути, когда мы были совсем беззащитны.

Психоаналитик может, правда, достигнуть временных результатов, продемонстрировав пациенту более терпимое отношение к его порокам и избавив его (снова же временно Последствия насилия над ребенком для общества) от угрызений совести. (Функции психоаналитика может на себя взять и психокоррекционная группа). Но смысл психотерапии заключается никак не в изменении судьбы пациента, а в разработке критерий, при которых он мог бы «встретиться» во своим прошедшим и преисполниться скорбью. Пациент должен найти внутри себя вытесненные в безотчетное эмоции с целью испытать Последствия насилия над ребенком для общества их поновой и осознать, что в детстве предки не принимали его как личность и поэтому неосознанно манипулировали им. Снисходительность психоаналитика либо членов психокоррекционной группы, по сути, ничего не дает. Познания и усилия воли тут также не посодействуют, потому что пациент, даже повзрослев, чуть ли не каждой клеточкой собственного организма Последствия насилия над ребенком для общества как и раньше ощущает на для себя презрительные взоры родителей, и это мучит его, накладывает отпечаток на отношение пациента к людям и к для себя самому, потому какая-либо положительная психоаналитическая работа оказывается неосуществимой. Выражение «время – наилучший лекарь» к неврозам не подходит, достигнуть коренных перемен можно исключительно в ходе установления Последствия насилия над ребенком для общества настоящей подоплеки заболевания.


poslushaem-vmeste-antologiya-poezii-severnogo-kraya-programma-telekanala-yamal-region.html
poslushaj-tishinu-i-podishi.html
poslushnij-malchik-vstrechaet-boga.html